Воспоминания Розы Айтматовой о Чингизе и мудрости Керез-жеңе

Сегодня Генеральный секретарь Международного Иссык-Кульского форума имени Чингиза Айтматова Ассоль Молдокматова опубликовала на своей странице в социальных сетях трогательные воспоминания Розы Айтматовой :

«Сегодня приведу вам в пример сокровенное воспоминание Розы Торекуловны Айтматовой- сёстры великого писателя Чингиза Айтматова: о мудрости Керез -жене, любви к супругу и интеллигентности.
Оно пронизано самыми глубокими эмоциями и чувствами. Прочтите и задумайтесь, несколько высока была мораль и глубок философский смысл бытия».

Материнство – это не только « рай у ног матери», но и ответственность за детей, за семью.
Так получилось, что  10 августа 2021 года исполняется ровно 50 лет со дня кончины нашей мамы Нагимы Айтматовой, а Керез жеңе, если бы была жива,  исполнилось бы 90 лет. Я помню, мама умерла в день рождения Керез жеңе. Конечно, по- кыргызски по поводу таких событий надо было бы собрать хотя бы близких людей за большим дасторконом, вспомнить о них и посвятить им Куран, но пандемия все более и более свирепеет…
Поэтому я решила просто вспомнить о близких и дорогих мне людях.
1952 год. Мы живем в селе Покровка (ныне центр Манасского района Таласской области). Переехали мы туда жить из села Жийде в 1949 или 1950 году. Мама все хотела, чтобы мы имели возможность учиться в хороших школах. А Покровская школа считалась одной из лучших в наших краях. Там преподавали ссыльные из центральной России и специалисты, депортированные с Кавказа.
Жили мы на квартире у женщины-казашки по имени Катей апа. Ее два сына не вернулись с войны, она взяла на воспитание сына деверя (он был младше меня на 2-3 года). Дом Катей апы состоял из двух комнат и прихожей. В одной комнате она сама жила с сынои, в другой наша семья: мама, Люся-моя старшая сестра и я. На летние каникулы приезжают Чингиз из Фрунзе (ныне г. Бишкек), где он учился в сельскохозяйственном иституте и Ильгиз из Москвы, куда он поступил учиться в МГРИ (Московский геолого-разведочный институт). 
У нашей ближайшей соседки  Уулбүбү- эже муж не вернулся с войны и она также проживала с единственным сыном, которого звали Адиш. Он тоже был младше меня, поэтому я для этих мальчиков была Роза эже.
Мы были очень дружными соседями, пиалку чая друг без друга не пили.        В 1952 году Чингиз приехал на летние каникулы из Фрунзе и во время одной из бесед сообщил, что у него есть девушка, с которой он дружит и может быть скоро они поженяться.
Вскоре мама получила письмо от Чингиза, в котором сообщалось, что он женился, провел скромную студенческую свадьбу и собирается вместе с женой  приехать к нам в Покровку.
1953 г., июль. Необходимо было поездом доехать до Джамбула (ныне г. Тараз),а затем на попутной грузовой машине (тогда автобусов и легковых автомобилей в наших краях не было) добираться до Покровки.  
То был обычный день. Все ушли по своим делам, кто на работу, кто на поле. А я  с утра надела самое нарядное платье, какое у меня было, красиво заплела косы и стала ждать:  когда же они приедут!? Еще вчера во всем доме мы с Люсей сделали уборку. Да-а, ведь надо, чтобы двор тоже был чистый, не пылился и дорожка к калитке тоже должна быть подметена….  Я взяла ведро,  принесла из арыка воду и стала обрызгивать двор и дорожку. Потом все аккуратно подмела. И все смотрю в сторону калитки-не появятся ли они!? Но их все нет. А  двор опять высох и от моих стараний не осталось и следа. Тогда я еще раз  схватила ведро побежала за водой … Так раза три я обрызгивала двор и подметала. Но когда я начала обрызгивать двор в четвертый раз, открылась калитка и там появились  улыбающиеся Чингиз и Керез:
– Ай,  Роза мы приехали, здравствуй! – привествовали они меня. А я как держала полное ведро воды, побежала к ним навстречу. Подол моего нарядного платья намок от проливающейся воды…  –
– Поставь ведро! – кричат они мне. И только тогда я опомнилась, поставила ведро на землю и побежала к ним навстечу!
Мне уже было 16 лет. Это были послевоенные годы. Много мужчин, ушедших на войну не вернулось и поэтому случаев бракосочетаний было мало. Это уже подростки военных лет выросли и стали приводить домой келинок. А в нашей семье с 1937 года не было ни одного радостного события (тогда ценности были другие,   самыми радостными событиями в  семье считались появление в доме невестки или новоржденного).
Сейчас вспоминая обо всем этом, я думаю Керез жеңе была «ак-жолтой» келин. У кыргызов есть понятие «ак жолтой»– это человек или случай, приносящий счастье или удачу. Ведь действительно после прихода ее в нашу семью, у нас пояились одно за другим много счастливых событий.

Керез Шамшибаева- заслуженный врач Киргизской ССР, родилась 10 августа 1931года в селе Онбир-Жылга Чуйской области. Отец ее был богатырского телосложения (она сама не видела, но ей рассказывали), он с ее матерью были передовыми колхозниками. Правда, отец заболел какой-то тяжелой болезнью и скоропостижно скончался до рождения дочери. Поэтому и назвали ее именем Керез, что означает  “завещание или подарок от умершего отца”.   У отца была сестра, Керез называла ее Айшаке, а мы Айша – апа. Она была коммунисткой, одной из первых кыргызских женщин-активисток Чуйской области. Работала на разных партийных должностях, последнее я место роаботы – директор Беловодского  дома  детей-инвалидов. Было видно, что это честный, трудолюбивый и справедливый директор. Это было видно и со стороны и судя по условиям проживания детей , из наблюдений за ее работой , связанной с детьми-инвалидами, от которых отказались даже их родители. Как она беспокоилась и заботилась о них!… Старалась создавать для них хоть какие-то условия. Под руководством Айши апы в этом детском доме трудились  такие же преданные своему делу женщины.  
Кстати, прототипом учительницы  в спекткле «Восхождение на Фудзияму», как раз стала Айша — апа. Она и в спектакле Айша-апа. Так вот, когда Керез была еще ученицей начальных классов, Айша- апа заметила, что она хорошо учится, и перевела ее в школу №5 города Фрунзе.

Школу Керез Шамшибаева закончила с золотой медалью и поступила учиться в мединститут. В мединституте она тоже хорошо училась, была активной комсомольской. 
В те времена в воспитании и формировании молодежи большую роль играла комсомольская (Коммунистический Союз молодежи) организация. В советское время это было самое  мощное  молодежное движение, которое работало под руководством коммунистической партии Советского Союза и носило имя ВЛКСМ (Всесоюзный Ленинский Коммунистический Союз молодежи). ВЛКСМ помогал партии воспитывать молодежь в духе патриотизма, готовить поколение всесторонне развитых людей, которые будут жить и работать и управлять государствои и общественными делами. Создавались первичные организации при предприятиях, учебных заведениях, … далее они объединялись в  комитеты районного, Областного и т.д. уровня.  Да, это уже история, но все-таки те, кто был в свое время членом комсомольской организции, я думаю, должны вспоминать это время  по-доброму. Не все же в советское время было плохим.
Комсомол был школой исканий, инициативы, романтики, формирования личности. Комсомольская и студенческая жизни всегда были неразрывны, едины . Особое место отводидось повышению качества учебно-воспитательной работы, нравственному и гражданско-патриотическому  воспитанию студентов, поддержанию и поощрению творческих начинаний.
Чингиз и Керез были детьми своего времени, они были активными членами комсомольского движения, и были они творчески мыслящими комсомольцами.  
И вот на одну из районных конференций в состав делегации из мединститута была включена одна из лучших студенток – Керез Шамшибаева, а в составе группы из сельхозинститута одним из делегатов был Чингиз Айтматов. Оба они выступали на конференции от имени комсомольских организаций своих ВУЗов, ставили некоторые проблемы молодежи. Во время перерыва Чингиз и Керез встретились и говорили о той проблеме, которая их волновала. Так познакомившись, они стали дружить, полюбили друг друга и через некоторое время решили пожениться. Чингиз тогда еще был сыном “врага народа”, из-за чего ему отменили сталинскую стипендию и не приняли в аспирантуру. В то время не было еще известно, какова будет судьба нашей семьи в дальнейшем и в связи с этим – и его. То было время сталинского тоталтитарного режима.
Гораздо позже он будет овеян славой и почетом…
В Покровке у нас близких родственников не было, они жили в Шекере. Поэтому нашу семейную радость – приход в семью невестки разделили наши ближайшие соседи…
Рассказывают, не знаю в каком году, но это случилось гораздо позже , обстоятельства Катей апы сложились так, что ей надо было продать тот дом и переехать в ее родовое село Жайылган (ее надежда – сын Абыкан погиб при каких-то непредвиденных  обстоятельствах). Человек, который купил у нее дом, рассказывал, что она его агитировала таким образом:
–- Купи этот дом. Он сейчас выглядит стареньким, развалюхой, но здесь жила Нагима Айтматова, через этот порог впервые переступила ее сноха Керез. А сколько раз сюда приезжал жил сам Чингиз Айтматов!. Это счастливый и примечательный дом, в Покровке такого дома больше нет…
– Меня  действительно прельстила ее мысль. У меня подрастали дети, и я, думая о них, мечтал, чтобы они выросли грамотными, стали специалистами каждый в своем деле, как дети Нагимы апы. Я, конечно, снес тот старый дом и построил новый большой дом, чтобы удобно было семье жить. А во дворе я еще пристроил «времянку», сейчас так модно у кыргызов. Во времянке есть два входа т.е. две двери. Так вот к этим дверям я прикрепил те старые дверные ручки, которые я снял с дверей дома Катей апы.  Слава богу, мои дети выросли порядочными людьми и каждый в своей сфере хороший специалист. У меня уже внуки. Я думаю положительная аура этого дома меня сделала счастливым человеком.
1953 год. Чингиз закончил институт и устроился работать зоотехником на Экспериментальную ферму Киргизского научно-исследоватедльского института животноводства   (Кирг.НИИЖ). Ферма находилась в пригородном селе Чон-Арык (Это сейчас Чон-Арык входит в состав города, а тогда на его территотии кроме Экспериментальной фермы находился колхоз – миллионер  “ Киргизия” и Выставка достижений народного хозяйства (ВДНХ) ). Чингиз и Керез получили двухкомнатную квартиру  в барачном доме, построенном для специалистов фермы. В архиве моей мамы сохранилась квитанция об оллате Чинизом «за услуги автотранспорта по перевозке семьи из Таласской области – 300 рубей». На квитанции указана  дата: 1 августа 1953года.
1954 год. Родился Санжар – старший сын Чингиза. Это тоже было радостным и счастливым событием нашей семьи. Сейчас, конечно, изменились семейные ценности, но тогда появление ребенка в семье  было ни с чем не сравнимое счастье. Я всегда завидовала девочкам – подросткам (моим подружкам), когда они выходили с младшими братьями или сестрами  и хвалились : «Менин альдейим бар» (у меня есть алдей, от «алдей – баюшки баю», т.е. младенец, которого убаюкивают, баюшки-баю ).
А жили мы в этой маленькой двухкомнатной квартире шесть человек и всем было место и для работы (учить уроки) и кабинет Чингизу, который начинал писать свои первые рассказы, и няньчить ребенка и создавать приятную обстановку в семье.
Потом Чингиз поступил учиться на Высшие литературные курсы в Москве, были написаны и опубликованы его первые повести. О них заговорили на всесоюзном уровне. В Кыргызстане не все принимали такие успехи его. Особенно писатели старшего поколения старались найти в его произведениях идеологические ошибки и доходили слухи, что они ему устроят такую же судьбу как отцу-Торекулу.  И мама  и Чиингиз очень переживали, Чингиз тяжело заболел, видимо на нервной почве. Вот тогда помогла профессия врача Керез жеңе. Она лечила его дома сама. Знала чем и как надо лечить…
И тут наступил 1957 год – год реабилитации отца. Это изменило положение нашей семьи в лучшую сторону. Мы получили квартиру в городе по улице Московской, дом 141 — известный дом, в котором жили видные  писатели того времени.
1959 год.  Родился второй сын Чингиза – Аскар. Керез жеңе принесла еще одну радость, счастье нашей семье. Какое удовольствие доставляло бабушке Нагиме, петь песенки, рассказывать сказки, придумывать игры для своих внуков…
Керез жеңе закончила медиснститут с красным дипломом. Выбрала она себе специальность ЛОР-врача. Поступила в ординатуру, а потом в аспирантуру. Но вскоре ее руководитель – доктор медицинских наук, профессор  Абрам Львович Брудный, один из самых видных и крупных ученых, работавших в то время в КГМИ, в 1959 году скончался. У Керез была уже утверждена научная тема… Но после кончины руководителя, она решила заняться простой врачебной деятельностью и бальше внимания уделять дому, семье и отказалась от учебы в аспирантуре. Это было время, когда у Чингиза начался период успеха в творчестве, он подавал большие надежды… Ему  надо было создавать условия для работы, не отвлекать на разные семейно-бытовые, хозяйственные дела. И она всю нагрузку по семье и воспитанию детей взяла полностью на себя, работая простым ЛОР — врачом. Да-а, врачом она была прекрасным, ее любили и пациенты и сотрудники спецполиклики, где она трудилась до конца жизни.  
Жизнь такова, что «жизнь пройти –  не поле перейти». Так получилось, что они с Чингизом развелись. Керез- жеңе переживала, беспокоилась о нем как и прежде.
Я почти каждый день после проведения занятий в институте, заходила к ней на работу.  Мы с ней обсуждали простые каждодневные вопросы жизни, связанные с детьми, родственниками и т.д.
Однажды, когда я пришла к ней на работу, она была очень взволнована и стала рассказывать о том,  что к ней пришел один известный писатель (фамилию не буду называть,  но он был Чуйский, т.е. ее земляк) и стал уговаривать ее подписать заявление-жалобу на Чингиза, написанное от ее имени. Она должна была внизу поставить свою подпись.
– Это заявление написано на имя Усубалиева, первого секретаря Центрального Комитета (ЦК) Компартии Киргизии от твоего имени. Ты моя землячка, я хочу тебя защитить, отнесу это заявление сам, скажу, что ты передала. Ты знаешь, что членам партии  не положено разводиться. Так вот,  после того, как рассмотрят твое заявление на заседании ЦК его так разбомбят, что никаким известным писателем не станет, он будет осужден, из партии исключен и станет он беднягой, которого нигде на работу не примут. Да и никакой он — не писатель, он просто хороший журналист, как сказал один наш старейшина среди писателей. А как исключат из партии он и как журналист будет отвергнут. Давай сестричка, подпиши…
– Нет, он -отец моих детей и выходила я за него замуж из чистых, искренних чувств. Я не буду делать ему плохо. В жизни всякое бывает, мы с ним в нормальных хороших отношениях. Не переживайте за меня,.. ответила я и отправила его обратно, вот полчаса тому назад, — взволнованно она рассказала мне.
Мы с Керез- жеңе всегда понимали друг друга и были близки. Я сидела у ее изголовья в последние минуты ее жизни.  
Так получилось, что 10 августа 2021 г я вспоминаю двух матерей, которые выдержали немыслимые тяжелые удары судьбы , сохранили в себе человеческое – жизненно важный стержень, посвятив себя семье и детям.

You May Also Like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *