Теория заговора или тайная правда: Билл Гейтс архитектор пандемии COVID-19?

Миллиардер, филантроп и сооснователь Microsoft Билл Гейтс уже много лет занимается проблемой вакцинации. В 2015 году он прочитал лекцию на TED, где сказал, что мир не готов к вирусным инфекциям. Эта лекция послужила поводом для создания одной из распространенных теорий заговора – именно Гейтс виновен в эпидемии коронавируса, пишет Republic.ru.

Коронавирус, по его словам, ускорит три крупных прорыва в науке и медицине.

На Западе, объясняет преподаватель Университета Лидса и автор книги «Русская культура заговора» Илья Яблоков, эта теория встречается в двух вариантах.

Билл Гейтс устроил пандемию, чтобы получить доступ к системам здравоохранения и убить часть населения вакцинами от коронавируса.

Под предлогом борьбы с пандемией Гейтс хочет снабдить чипами все население, чтобы поставить его под свой контроль.

Понятное дело, обе эти версии не выдерживают никакой критики, но давайте разберемся, что именно предлагает миллиардер. В обычных условиях его фонд (Bill & Melinda Gates Foundation с капиталом в $46,8 млрд) вкладывает более половины своих ресурсов в борьбу с инфекционными заболеваниями, пишет Гейтс в своем блоге. В недавнем интервью Financial Times он пообещал, что фонд полностью посвятит себя борьбе с коронавирусом. Пандемия, по его словам, может нанести глобальной экономике ущерб, исчисляемый десятками триллионов долларов. Пока что фонд пожертвовал $250 млн на борьбу с коронавирусом и в настоящее время перенаправляет средства из других своих отделов, занятых борьбой с другими болезнями (ВИЧ, малярия, полиомиелит и так далее).

Гейтс также выступил в защиту ВОЗ от Дональда Трампа, который обвинил организацию в якобы неправильной реакции на угрозу. «ВОЗ крайне важна, и ее нужно поддерживать», — считает Билл Гейтс. Он не верит, что Трамп претворит свою угрозу в жизнь и лишит ВОЗ финансирования.

Борьба с вирусом, безусловно, важна. Но Гейтса куда больше интересует то, что будет потом. Он считает, что коронавирус ускорит три крупных прорыва в науке и медицине. Когда историки будут описывать нынешнюю пандемию, то, как мы ее пережили и что для этого предприняли, займет малую часть книги – возможно, лишь треть. Остальные же страницы будут посвящены тому, что наступит после COVID-19. Об этом он пишет в колонке для издания The Economist.

В большей ⁠части Европы, в Восточной Азии и Северной Америке пик пандемии, скорее ⁠всего, будет пройден к концу этого месяца. Поэтому, как надеются многие, ⁠через пару недель ⁠все войдет в норму – как ⁠это было в декабре. К сожалению, ⁠это случится не так быстро, считает Билл Гейтс. «Я верю в то, что человечество справится с этой пандемией, но только тогда, когда большая часть населения будет вакцинирована. До тех пор жизнь не будет нормальной», — говорит он.

По мере того, как пандемия замедляется в развитых странах, в развивающихся она, наоборот, набирает силу. Чем менее развита экономика страны, тем сложнее ей принять меры, которые бы уменьшили распространение вируса (закрытие производств, карантин). Об этом, кстати, говорит и исследование экономистов Йельского университета. Жителям этих стран придется намного хуже: в манхэттенской больнице коек для реанимации больше, чем в какой-нибудь африканской стране (в Замбии и Камеруне всего один врач на 10 тыс. жителей, а в Мали – три аппарата ИВЛ на 1 млн человек). Погибнут миллионы.

В течение этого и следующего года врачи и ученые станут самыми важными людьми в мире. К счастью, мы добились большого прогресса в вакцинологии – еще до этой пандемии, напоминает Гейтс. Помимо обычных вакцин, некоторые биотехнологические компании занимаются созданием вакцин с использованием информационных РНК – молекул, которые служат передаточным звеном между ДНК и белком. С помощью этих молекул можно «натаскать» иммунные клетки на борьбу с COVID-19. Возможно, этот процесс будет быстрее традиционного.

«Надеюсь, что ко второй половине 2021 года вакцину будут производить во всем мире. Это будет историческое достижение: выработка вакцины в рекордные сроки с момента появления новой болезни», – пишет Гейтс. Но эта пандемия приведет еще к двум крупным прорывам. Один – в сфере диагностики. Когда некий вирус проявится в следующий раз, люди, возможно, смогут тестировать его наличие у себя дома, и это будет не сложнее, чем тест на беременность.

Еще один прорыв – в производстве антивирусных лекарств. Раньше в эту область инвестировали не очень охотно. Большей популярностью пользовалась разработка антибактериальных средств, но это изменится. Исследователи займутся созданием крупных разнообразных «библиотек» антивирусных препаратов – для того, чтобы в будущем, сканируя их, можно было бы быстро найти эффективное средство против новых вирусов.

Все эти прорывы, по мнению Гейтса, подготовят нас к следующей пандемии, чтобы мы смогли задушить ее в самом зародыше. Но не только: эти же научные исследования позволят более эффективно сражаться с уже существующими заболеваниями и, возможно, подтолкнут нас к прорыву в лечении рака.

После 2021 года мы увидим прогресс не только в науке. Гейтс вспоминает, как после окончания Второй мировой войны лидеры стран создали ООН с целью предотвращения подобных конфликтов в будущем. После пандемии возможно создание подобных организаций на разных уровнях – от регионального до глобального.

Ожидаю, что страны даже будут участвовать в своего рода «микробных учениях» – наподобие военных. Таким образом мы подготовим себя к тому моменту, как очередной новый вирус передастся от летучих мышей или птиц к людям. Или к тому, что кто-нибудь изготовит этот вирус в лаборатории и попытается превратить его в оружие. Учась противостоять пандемии, мир также выработает защиту от биотерроризма.

Надеюсь, богатые страны включат бедные в эту программу подготовки к будущим эпидемиям, в частности, финансово помогая им укрепить систему здравоохранения. С этим должны согласиться даже самые изоляционистские режимы. Пандемия показала нам, что государственные границы вирусам не преграда и что мы все связаны биологически – хотим этого или нет. Если вспышка нового вируса произойдет в бедной стране, мы все заинтересованы в том, чтобы там как можно быстрее с ней справились.

По мнению Гейтса, большинство развитых стран в течение пары ближайших месяцев вернутся к «полунормальной» жизни. Люди начнут выходить из дома, пусть и не так часто и избегая оживленных мест. Самолеты и рестораны будут заполнены наполовину, откроются школы, но с публичными мероприятиями вроде концертов лучше подождать до весны 2021 года. Люди продолжат тратить деньги, хотя и не так активно, как до пандемии.

В качестве примера Гейтс приводит постепенное открытие Microsoft China, в штате которого насчитывается около 6200 сотрудников. На работу пока что вернулась половина из них. Руководство компании предоставляет поддержку тем, кто работает из дома, и настаивает на том, что при недомогании сотрудники не должны приходить в офис. На работе соблюдается социальное дистанцирование, люди носят маски и пользуются санитайзерами для рук.

Основной принцип «возвращения к нормальности», по мнению Гейтса, открытие тех предприятий, которые наиболее выгодны экономике и несут малый риск инфицирования. Впрочем, это легко только на первый взгляд. Если присмотреться, выяснится, что современная экономика более сложная и взаимозависимая отрасль. Нельзя открыть, скажем, рестораны, не задумавшись о безопасности поставки ингредиентов, равно как и нельзя открыть заводы, не обеспокоившись тем, как люди будут до них добираться.

Нет простых ответов на эти вопросы. Лидеры на разных уровнях должны обсудить все плюсы и минусы возвращения различных сфер экономики к жизни. Приоритетом, считает Гейтс, должны пользоваться школы. В последнюю очередь должны вернуться крупные спортивные и развлекательные мероприятия (экономическая выгода от них не должна превалировать над риском распространения инфекции). Менее крупные (религиозные службы) – в серой зоне. Кроме того, есть один фактор, который сложно учесть – человеческая натура. Некоторые люди одобряют жесткие меры и будут бояться выходить на улицу, даже когда карантин будет снят. Другие, напротив, считают, что власти перестраховываются, и плевать хотели на все эти ограничения.

Мелинда и я выросли, осознавая, что Вторая мировая война стала определяющим моментом для поколения наших родителей. Точно так же и эта пандемия – первая современная пандемия – определит нашу эру. Те, кто прошел через Пандемию I, никогда ее не забудут. Мы крайне обеспокоены огромной ценой, которую платят за пандемию люди с низким доходом и меньшинства. Политикам нужно принять меры к тому, чтобы при открытии страны выздоровление нашей экономики не создало еще большее неравенство.

В то же время мы весьма впечатлены тем, как мир сплотился в борьбе против COVID-19. Каждый день мы разговариваем с учеными, главами фармкомпаний, лидерами государств. Так много героев, которыми нужно восхищаться, включая врачей на передовой. Когда мир объявит, что Пандемии I пришел конец, всем им нужно будет сказать большое спасибо, говорит Билл Гейтс.

По данным Forbes, последние два года Билл Гейтс занимает второе место в рейтинге богатейших людей мира, уступая основателю Amazon Джеффу Безосу.

В 2019 году Forbes оценил состояние Гейтса в $96,5 млрд, в 2018 году — в $90 млрд. С 2014 по 2017 год Гейтс был первым номером в рейтинге. Его состояние тогда было оценено от $76 млрд (в 2014-м) до $86 млрд (в 2017-м).

You May Also Like

One thought on “Теория заговора или тайная правда: Билл Гейтс архитектор пандемии COVID-19?

  1. Вот столько времени прошло с момента публикации, но чем дальше, тем меньше сомнений, что вся истерия с пандемией носит искусственный характер. Да, болеют, да, умирают. Но масштаб-то не столько большой, сколько тяжелы экономические последствия. Особенно для развивающихся стран, которые оказываются в еще большей зависимости от Запада.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *