Вопрос К.Маликова к Лаврову: Какова основная стратегия внешней политики РФ в отношении ЦА в условиях усиленной вовлеченности «больших игроков» в регионе?

Накануне, 27 ноября в Бишкеке в Дипломатической академии МИД Кыргызстана, прошла встреча министра иностранных дел России Сергея Лаврова со студентами и преподавателями данной академии. Директор НАИЦ «Религия, право и политика» Кадыр Маликов, поинтересовался у главы МИД РФ относительно внешней политики России, на фоне активизации внешнеполитической деятельности глобальных игроков в регионе ЦА, а также происходящих на Ближнем Востоке событии и возможного их перетекания на страны Центральной Азии.

Кадыр Маликов; PhD., доцент кафедры «Международные отношения и право» Дипломатической Академии МИД КР

К. Маликов: «Известно, что внешняя стратегия США направлена на сдерживание Китая и снижение влияния России непосредственно в странах Центральной Азии. Мы видим, что за последнее время усиливаются темпы вовлеченности игроков в «большую игру» вокруг ЦА.

Как Вы рассматриваете усиление роли РФ через призму событий, происходящих сейчас на Ближнем Востоке: палестино-израильский конфликт, сирийский вопрос, возможное перетекание очагов конфликтов на территорию Северного Афганистана, – террористическое усиление деятельности ближе к границам ЦА?

Какая будет основная стратегия внешней политики России в отношении стран ЦА в этих условиях? Некоторые страны ЦА не являются членами ни Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), ни Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Есть тенденции, что США будут работать на афганском направлении с такими большими странами ЦА как Узбекистан».

С. Лавров: «США уже давно работают со всеми странами ЦА. Вам это хорошо известно. При этом, когда вовлечено немалое количество людей в эти процессы, тайное никогда не удерживается. Мы знаем наверняка, что наши американские коллеги, к сожалению, подходят к ЦА с позиции игры с нулевым результатом – «или-или». Знаем, что они напрямую отговаривают страны Центральной Азии от дальнейшего развития отношений с Россией, несмотря на то, что большинство из них – наши военно-политические союзники.

Мы этого никогда не делали. Наоборот, мы считаем, что ЦА, как любой другой регион мира, не должна становиться ареной противоборства крупных государств, будь то Ближний Восток, Сирия, Ливия, Афганистан, Йемен и т.д. Всегда можно найти возможности сотрудничать с той или иной страной к обоюдной выгоде, продвигая свои интересы, а не пытаясь ущемить законные интересы этой же страны развивать сотрудничество и с третьими партнерами.

К сожалению, такая линия у США есть. Она проявляется не только в отношении Киргизии. Вашингтон проводит ее практически со всеми нашими зарубежными партнерами в Азии, в Латинской Америке, в Африке.

Мы обращаем на это внимание наших американских коллег, когда с ними встречаемся. Считаем, что это неправильно, что нам нужно сотрудничать. По целому ряду направлений такое сотрудничество развивается, в т.ч. и в Сирии, несмотря на то, что США и возглавляемая ими коалиция находятся на территории страны незаконно.

Но мы не хотим лишних проблем для сирийского народа. Не хотим, чтобы создавались угрозы для наших военнослужащих, работающих там по просьбе законного правительства, помогая в борьбе с терроризмом и в обеспечении стабильности. Есть канал между военными России и США, который профессионально работает, обеспечивает устранение рисков непреднамеренных инцидентов.

Более конкретно мы с США работаем и по Афганистану. Есть формат «Россия-США-Китай», к которому присоединился Пакистан. Формат рассматривает практические шаги, позволяющие продвинуть диалог между всеми афганцами, создать условия для прямой переговорной процедуры между правительством и талибами.

Вопрос очень сложный, там есть свои нюансы. По крайней мере, здесь разговор идет достаточно позитивно, честно по отношению друг к другу.

В целом ряде других случаев США не хотят взаимодействовать. Сейчас у них новая мода вешать на нас все грехи в связи с тем, что происходит в Ливии. Хотя сами США пытаются встречаться ровно с теми же людьми, с которыми работаем мы.

С кем-то они встречаться не хотят. У России практически в любом кризисе, в т.ч. на Ближнем Востоке и в любой другой точке мира, где мы, так или иначе, участвуем в политических усилиях, есть контакты со всеми сторонами без исключения.

Мы никого не пытаемся изолировать, не делаем ставку на одну внутриполитическую силу и не пытаемся каким-то образом оказывать давление на ее противников. Наоборот, мы всех призываем садиться за стол переговоров и искать развязки.

Это справедливо для любой ситуации, включая и палестино-израильский конфликт. К сожалению, США делают все, чтобы подорвать и разрушить международно-правовую основу регулирования этого застарелого арабо-израильского конфликта, уже единогласно одобренную и имеющую юридически обязывающий характер.

Например, их одностороннее решение о переносе посольства США в Иерусалим; признание Голанских высот не оккупированными Израилем, но исконно израильской территорией, а израильских поселений на Западном берегу р.Иордан – легитимными, хотя, с точки зрения всех решений Совета Безопасности Генеральной Ассамблеи ООН, они являются незаконными. Это прямой шаг к одобрению аннексии этих земель, что поставит крест на урегулировании на основе т.н. двугосударственного решения – создания палестинского государства и государства Израиль, которые будут жить бок о бок в мире и безопасности между собой и со всеми своими соседями.

Это отражение линии, которая носит уже стратегический характер и у США, и у их ближайших союзников. Они последовательно игнорируют, подрывают международное право, предполагающее юридически обязывающие, универсальные, всеми согласованные подходы (в виде конвенций и т.д.).

Они даже не употребляют термин «международное право» – говорят «миропорядок, основанный на правилах». Вроде бы то же самое, но на практике получается, что правила, о которых они говорят, изобретаются ими под себя, от случая к случаю. Потом они выдают их за истину в последней инстанции, а от всех других требуют их выполнять.

Например, в палестино-израильском урегулировании на словах и практическими делами перечеркнуто все, что связано с международно-правовым подходом к решению этой проблемы. Вместо этого – свои правила: ситуация вокруг Иерусалима, Голанских высот, Западного берега реки Иордан и т.д.

Второй пример – Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) по урегулированию вокруг иранской ядерной программы. План был одобрен резолюцией Совета Безопасности ООН, имеющей обязательный характер, и тем самым стал частью международного права. США вышли из этой договоренности. Они не просто отказались ее выполнять, а запретили всем остальным странам торговать с Ираном.

Хотя Резолюция Совета Безопасности ООН и СВПД прямо предполагали, что именно торговля с Ираном является вкладом международного сообщества в решение этой проблемы в ответ на отказ Ирана от многих видов деятельности в сфере ядерной энергетики. Более того, сейчас США, выйдя из СВПД, запрещают всем остальным делать то, что Ирану положено получать. При этом они требуют от Ирана выполнения своих обязательств. Это какой-то уже парадокс, еще одни правила, выдуманные вместо международного права. Таки примеров множество.

По поводу севера Афганистана. Там не только угроза появления плохих людей – они там уже есть, в частности игиловцы (прим.ред запрещена в КР).

По-прежнему остаются без ответа вопросы и наши, и многих афганских лидеров, губернаторов провинций.

Периодически из центральной части Афганистана на север перемещаются вертолеты без опознавательных знаков. Есть подозрения, что туда перебрасывают и боевиков, и оружие. Мы спрашиваем у американцев, поскольку именно они контролируют воздушное пространство. Ответа пока нет. Тоже диалектический пример.

У нас неплохой контакт по процессам подготовки условий для политического урегулирования, а по ситуации «на земле», по выявлению конкретных террористических угроз, потоков наркотрафика мы пока не можем добиться от наших американских коллег взаимности.

Нас это интересует не по абстрактным причинам. Во-первых, это угроза, если террористы окопаются на севере Афганистана (их там уже несколько тысяч). Они особо не скрывают, что хотят создать там плацдарм для продолжения экспансии в ЦА.

Мы хотим, чтобы и наши союзники, и Россия чувствовали себя в безопасности. Между нами нет границ – если они пройдут в ЦА, в одну из соседних с Афганистаном стран, это будет плохо для всех нас. Поэтому столь необходимы и важны все наши структуры, призванные заниматься безопасностью, включая прежде всего ОДКБ. Завтрашнее заседание будет рассматривать в т.ч. и дальнейшие шаги по укреплению наших общих границ с Афганистаном», — заключил Лавров.

You May Also Like

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *