Турецкое издание опубликовало статью о ванских кыргызах

В городе Изник есть усыпальница кыргызских воинов, взявших в составе войска Орхана-гази византийскую Никею. В наше время отважные кыргызские всадники также находятся в одном строю с турецкой жандармерией и воюют с терроризмом в Анатолии. Об этом говорится в статье турецкого издания TRT.

«Сегодня в турецкой провинции Ван проживают кыргызы. Они играют важную роль в сферах безопасности и культуры Турецкой Республики. Но как они попали в Турцию?

Первое переселение и надежда на возвращение

В летнюю ночь 1913 года в горах Памира в семье Джапаркула, бывшего тысячника кокандского хана Худояра, а ныне руководителя кыргызов Мургаба, родился мальчик, которого назвали Рахманкул. Именно с этим мальчиком будет связан весь тот путь, который мы проделаем с вами от высоких гор современного Таджикистана.

В 1917 году мир памирских кыргызов начал быстро меняться. Февральская революция, а затем Октябрьская вызывали неопределенность. Но последовавшие за приходом коммунистов к власти коллективизация и раскулачивание, а самое худшее – пропаганда безбожия, окончательно убедили Джапаркула увести своих людей и свою семью за пределы территории СССР.

Непокорные кыргызы перешли в Ваханский коридор афганской части Памирских гор. Здесь к тому времени уже жило коренное для этих мест кыргызское население. На новом месте кыргызы Джапаркула быстро обжились, несмотря на то, что здесь был более суровый климат, нежели в родных им местах. Но надежда на возвращение в свой родной Мургаб, в привычные им кочевья, где остались те их родственники и близкие, что не решились уходить в Афганистан, не давала кыргызам Джапаркула покоя и не покидала их мысли.

Остаться в Афганистане

Все изменилось, когда в начале 30-х 19-летний Рахманкул вместе со своими товарищами решил навестить родные края и узнать о положении дел. Но люди, с которыми он общался, выдали его и его спутников советским властям, а те передали их НКВД. Так, Рахманкул попал в советскую тюрьму, где твердо осознал, что надежд на возвращение их людям питать не стоит.

После того как советские органы, не узнав ничего дельного от Рахманкула и его товарищей, отпустили их, те вернулись в Ваханский коридор, где рассказали о произошедшем. Больше переселенцы не стремились вернуться и стали активно обживаться в Афганистане.

В 1938 году скончался Джапаркул, и Рахманкул в возрасте 25 лет становится руководителем переселившихся кыргызов, а потом его избирают ханом всех кыргызов Афганского Памира. И по сей день Рахманкул-хан является последним кыргызским ханом, который получил этот титул не по принадлежности к аристократической фамилии, а за личные качества и заслуги. Его избрали за сильный характер, разум и политическую мудрость.

Именно он сумел добиться от афганских властей ряда налоговых льгот и отмены воинской повинности в обмен на несение кыргызами Памира пограничной службы на участке афганско-советской и афгано-китайской границы.

Однако уже в 1948 году он добровольно и весьма неожиданно отрекся от власти и в сопровождении 40 семей своего рода перебрался в Восточный Туркестан, где тогда уже закрепился Китай. Там они прожили около двух лет, но неприятие коммунистической идеологии подтолкнуло Рахманкул-хана к решению вернуться на территорию Афганистана. Пригласив в гости китайских пограничников на смежной с Пакистаном территории Мин-Теке, Рахманкул убил их, захватил их оружие и вернулся на Малый Памир летом 1950 года, получив одобрение Закир-Шаха, правившего Афганистаном. Афганские кыргызы с радостью встретили его и вновь провозгласили своим ханом.

У Рахманкул-хана сложились весьма теплые отношения с королем Закир-Шахом, который приблизил к себе кыргызского предводителя. В 1964 году Рахманкул-хан стал почетным членом Лойя Джирга – органа представительной власти Афганистана, в котором он представлял интересы киргизского меньшинства. В это же время он получил должность шахского наместника. Этот период являлся расцветом для кыргызов в Афганистане. Они владели крупным поголовьем скота, занимали обширные пастбища и контролировали караванные пути и торговлю через афганский Памир. Но и этот период покоя не продлился слишком долго.

Переселение в Пакистан: прочь от коммунизма

После Апрельской революции 1978 года Рахманкул понял, что теперь и Афганистан перестал быть убежищем от коммунизма. Последней каплей стали призывы новых афганских властей ввести в страну советские войска. Для кыргызов, бежавших более полувека назад от этих самых войск, это был удар. Рахманкул-хан предложил своим людям уйти в соседний Пакистан, и на это предложение откликнулись 1300 человек.

Они пытались выйти на связь с властями Пакистана, для чего прибегли к помощи потомков известного кыргызского басмача Джаныбека кази, осевших в этой стране. Пакистанские власти дали добро кыргызам на переселение в регион Гилгит, на севере пакистанского Кашмира, куда и устремились кыргызы.

Переселение выпало на лето 1979 года. Летний период оказался не совсем удачным временем для новых поселенцев. В отличие от сухого и холодного Памира, горные хребты Гилгита копили влагу, приходящую с юга. Резкий контраст климата стал губительным для привыкших к суровым холодам кыргызов. От тропических болезней и лихорадки погибло примерно 300 человек.

Поняв, что пребывание здесь для кыргызов пагубно, Рахман-кул стал искать выход из ситуации. Он просит ООН переселить их в более подходящий регион. На просьбу откликнулись США, Канада и Турция. В связи с тем, что Рахманкул-хан особо подчеркнул, что горцы привыкли жить в местности с определенным ландшафтом, где можно заниматься традиционными видами хозяйственной деятельности, то есть животноводством, особенно яководством, американцы предложили для переселения Аляску. Канадское правительство ничего конкретного не предложило, но и не отказывало в просьбе кыргызам.

Последнее переселение: выбор пал на Турцию

Но кыргызы опасались переселяться в христианские западные страны, так как хотели сохранить свою религию и самобытную культуру. Потому их выбор пал на Турцию. Мусульманская страна с родственной тюркской культурой выгодно отличалась от других предложений. Тем более, что турки предложили им на выбор два варианта для оседания: местность Сарыкамыш в Карсе, недалеко от границ с Азербайджаном и Арменией, и район Эржиша на берегу озера Ван, на юго-востоке Турции.

Рахманкул-хан лично посетил предложенные для поселения места и осмотрел их. Ему больше понравился Сарыкамыш, но из-за близости к советской границе кыргызский хан выбрал второй вариант – на берегу озера Ван. Климат в этом регионе очень подходил для новых поселенцев.

Прибыв обратно, Рахманкул поделился своими впечатлениями, и кыргызы с радостью согласились на переселение в Турцию. Новое переселение произошло в 1982 году. Из Гилгиша на автобусах 293 семьи (1138 человек) перевезли в город Равалпинди, откуда на самолетах пакистанской авиакомпании РIA они полетели в Турецкую Адану. Транспортные расходы взяла на себя турецкая сторона. Впервые переселение кыргызов проходило в таком комфорте!

В аэропорту кыргызским переселенцам устроили торжественную встречу. С приветственным словом выступил губернатор провинции Адана. Им объявили, что власти страны поручили оказать максимальную поддержку и внимание собратьям-кыргызам, ставшим жертвами исторических обстоятельств и мировых политических процессов.

Из Аданы изумленных от всего увиденного и пережитого переселенцев на автобусах доставили в Ван, где в рамках карантинных мероприятий им впервые в жизни был проведен полноценный квалифицированный врачебный осмотр и по необходимости оказана медицинская помощь. По истечении карантинного срока их повезли в Эржиш, где временно поселили в небольших домах, построенных правительством на случай чрезвычайных ситуаций. А позднее на специально выделенной для них земле построили и специально спроектированные коттеджи со всеми условиями. Были предусмотрены даже хозпостройки для скота. Новое селение назвали Улу-Памир, что означает «Большой Памир» и напоминает о родных для местных кыргызов краях.

Новых братьев турки на целый год обеспечили трехразовым питанием, причем стараясь подбирать более привычные поселенцам молочные и мясные продукты. В обеспечение входили даже одежда и утварь, включая посуду. Все эти заботы взяло на себя Турецкое благотворительное общество Красного Полумесяца. Кроме всего этого, каждому человеку ежемесячно выдавали по 6000 турецких лир (в старой валюте) на карманные расходы.

По каждому вопросу, связанному с кыргызскими поселенцами, турецкие власти советовались с Рахманкул-ханом. Невозможно представить, какое удовлетворение и умиротворение ощущал пожилой уже на тот момент Рахманкул. Никогда еще государство так не заботилось о его народе. Наконец он нашел тот самый уголок на этой планете, где его народ был в покое и безопасности. Он говорил, что мечтает о том, чтобы от ненавистного ему коммунизма освободился и весь Кыргызстан, но увидеть этого воочию ему было не суждено. За год до развала СССР, прожив в новой стране 8 лет, Рахманкул-хан скончался в больнице Эрзурума.

Однако регион Юго-Восточной Турции, к сожалению, не такой спокойный, как хотелось бы его жителям. Здесь активны террористы РПК, жертвами которых становились и кыргызские переселенцы. Но, находясь под защитой государства, кыргызы вызвались помогать властям блюсти порядок в регионе и организовали конную милицию. Как правило, функции милиционных отрядов состоят в охране своих населенных пунктов. Милиция находится в структуре Министерства внутренних дел Турции, а на административном уровне отрядами руководит губернатор провинции Ван, где они проживают.

Кыргызские воины принимают участие и в некоторых антитеррористических операциях, при проведении которых они находятся под руководством турецкой жандармерии и Министерства обороны. Таким образом, как и 700 лет назад при взятии Никеи, кыргызские воины и сегодня сражаются бок о бок вместе со своими турецкими братьями.

Несмотря на возникшие сложности, община ванских кыргызов продолжает жить и процветать на своей новой родине».

You May Also Like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *