Турция переиграла Китай и становится евразийской державой — СМИ

Турецкая помощь Азербайджану в ходе Второй Карабахской войны укрепила позиции Анкары не только в Баку, но и в Центральной Азии, пишет The Turkey Analyst в материале Has Turkey Outfoxed China in Azerbaijan to become a rising Eurasian power? Выигрывая от включения в возглавляемую Китаем сеть ”Один пояс — один путь” по всей Центральной Азии, Турция, возможно, переиграла Китай в Азербайджане, и усилила свое влияние в качестве евразийской державы. Перевод статьи опубликован в «Вестнике Кавказа».

Предыстория

Соглашение о прекращении огня от 10 ноября 2020 года привело к созданию коридора через Армению, соединяющего азербайджанский анклав Нахчыван с остальной частью Азербайджана и обеспечивающего Турцию, прямым сообщением с Азербайджаном и доступом через Каспий ко всей Центральной Азии. Китай настороженно относится к Турции, где находится Совет сотрудничества тюркоязычных государств, Türk Keneşi и проживает активная община уйгурских экспатриантов. Будучи мэром Стамбула, в 1995 году нынешний президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган открыл памятник Исе Юсуфу Альптекину, лидеру недолговечной республики Восточный Туркестан, вопреки возражениям Китая. В качестве премьер-министра Эрдоган осудил подавление Китаем беспорядков в июле 2009 года в столице Синьцзяна Урумчи.

Как ворота Китая в Центральную Азию, Синьцзян стал отправной точкой усилий Пекина по созданию Экономического пояса Шелкового пути, сухопутного транзитного коридора для торговли между Китаем и Европой (ветка масштабной китайской инициативы ”Один пояс — один путь”). Пекин стремится обеспечить интеграцию обширной провинции Синьцзян в Китай и спроецировать свою коммерческую гегемонию на запад через Центральную Азию.

Уйгуры, ранее представлявшие большинство в Синьцзяне теперь составляют лишь около 45% населения провинции в результате интенсивной миграции этнических китайцев-хань из-за программы китаизации. Более миллиона уйгуров были помещены в лагеря, чтобы пройти ”программы перевоспитания” с целью стереть тюркскую уйгурскую мусульманскую идентичность населения.

Тем не менее Турция изменила свою прежнюю позицию и сумела развеять опасения Пекина по поводу того, что она может поставить под угрозу его повестку дня в Синьцзяне и более масштабную стратегию в рамках инициативы ”Один пояс — один путь” в Центральной Азии. В 2014 году Китай завершил строительство высокоскоростной железнодорожной линии ”Анкара-Стамбул”. Ветка была создана в ожидании завершения строительства железной дороги ”Баку-Тбилиси-Карс” (БТК), соединяющей Азербайджан с Турцией через Грузию в качестве заключительного звена наземного транспортного маршрута из Китая в Европу через Казахстан. Перевозя контейнеры из главного каспийского порта Казахстана Актау в специально построенный бакинский порт Алят, железнодорожная линия БТК протяженностью 826 км лишила Москву контроля над евразийскими коммерческими перевозками Китая. Китайские товары доставляются через Азербайджан для дальнейшей транспортировки через Грузию и Турцию на европейские рынки. Ожидается, что по этому будет транспортироваться 75-–100 тыс. контейнеров в год.

В 2015 году президент Эрдоган отправился в Пекин, чтобы встретиться со своим китайским коллегой с целью дальнейшего укрепления китайско-турецкого сотрудничества. В Китае президент Турции заявил о поддержке территориальной целостности страны. В мае 2016 года Анкара продемонстрировала растущую готовность понять Пекин, арестовав 98 уйгуров, направлявшихся за границу по поддельным паспортам. После неудачной попытки государственного переворота в июле 2016 года, в ходе которой США и другие западные союзники Турции воздержались от оказания решительной поддержки президенту Эрдогану и его правительству, Анкара еще больше сблизилась с Пекином. 30 октября 2017 года была торжественно открыта линия БТК.

Ранее остерегавшийся приглашать Турцию играть более значительную роль в инициативе ”Один пояс — один путь”, Пекин стал более склонен использовать ключевое географическое положение страны в качестве сухопутного моста между Азией и Европой. Кредитный пакет Китая в размере $3,6 млрд в 2018 году, казалось, свидетельствует о том, что многолетнее приспособление Анкары к политике Китая в Синьцзяне окупилось: Пекин ослабил ограничения, наложенные на китайско-турецкое сотрудничество. Вера Пекина в Анкару казалась вполне обоснованной. В конце 2018 года правительство Эрдогана отклонило парламентское предложение, внесенное правой оппозиционной «Хорошей партией», о расследовании предположительного нарушения прав человека, совершенного Китаем против уйгуров.

В 2019 году Китай продлил соглашение о валютном свопе с Турцией, предоставив Анкаре дополнительный денежный перевод в размере миллиарда долларов. К концу 2019 года количество китайских контейнеров, перевезенных через Каспийское море по Транскаспийскому коридору, составило 5369 TEU (двадцатифутовый эквивалент), что на 111% больше, чем в предыдущем году. 19 декабря 2020 года первый грузовой поезд, перевозивший грузы из Турции в Китай по Транскаспийскому коридору, завершил свой исторический рейс.

Последствия 

Принятие Китаем того факта, что Турция играет более важную роль в качестве транзитного государства в рамках своей коммерческой транспортной сети ”Один пояс — один путь”, было обусловлено двумя внутренними ограничениями, мешающими Турции проецировать свое влияние в Центральной Азии через Азербайджан: возможность негативной реакции России в случае интенсивного вмешательства Анкары в дела Азербайджана и отсутствие прямого сообщения Турции с Азербайджаном и ее выхода в Центральную Азию через Каспийское море. Оба эти ограничения исчезли после войны в Нагорном Карабахе в 2020 году.

Москва согласилась с присутствием турецких военнослужащих на территории Азербайджана и созданием коммерческого транспортного коридора через Армению, соединяющего Нахчыван и западные районы Азербайджана. Президент Азербайджана Ильхам Алиев назвал коридор ”историческим достижением”, а СМИ приветствовали открытие стратегического турецкого коридора через Центральную Азию к берегам Тихого океана.

Тюркский совет со штаб-квартирой в Стамбуле готов стать важным инструментом, с помощью которого Турция могла бы переориентировать евразийские связи. Полноправными членами Тюркского совета, основанного в 2009 году, стали Турция, Азербайджан, Казахстан, Киргизия и Узбекистан. Туркменистан, хотя и не является официальным членом, участвует в ряде инициатив совета. В совокупности эти шесть стран представлены около 150 миллионами человек, а их общий ВВП составляет около $1,5 трлн. Объем торговли между государствами составляет примерно $16 млрд с возможностью роста. 17 мая 2019 года члены Тюркского совета создали Тюркскую торгово-промышленную палату (ТТПП) в качестве дочерней организации, чтобы способствовать беспрепятственному развитию торгово-экономического сотрудничества.

Турция участвует в долгосрочном проекте по модернизации внутренней железнодорожной системы, выделив в общей сложности $45 млрд на программу развития до 2023 года. Первоначальная пропускная способность железной дороги БТК составляет 6,5 млн тонн грузов и миллион пассажиров в год; планируется увеличение до 17 млн тонн грузов и 3 млн пассажиров с перспективой расширения пропускной способности линии. Новый полностью тюркский железнодорожный коридор через Нахчыван, обеспечивающий второй транскаспийский маршрут, увеличит коммерческие потоки и предоставит Турции больший рычаг влияния на евразийское сообщение.

В апреле 2019 года два контейнеровоза ”Туркестан” и ”Бекет-Ата” начали курсировать по маршруту ”Азербайджан-Казахстан”. Азербайджан поддерживает коммерческие связи с Туркменистаном, в немалой степени благодаря посреднической роли Турции в содействии сближению между Баку и Ашхабадом, которое укрепило сотрудничество в области экономики и безопасности между двумя странами. В 2018 году Турция завершила строительство нового порта в Туркменбаши стоимостью $2 млрд. В 2019 году между туркменским портом Туркменбаши и Баку по Каспийскому региону прошло 23802 железнодорожных вагона, что составляет 54% транзитных железнодорожных вагонов, проходящих через порт Баку.

После освобождения Азербайджаном города Шуша, исторического центра азербайджанской культуры, Turkvision объявило, что проведет Turkvision 2021 в захваченном городе. Вдохновленный песенным конкурсом Евровидение, Turkvision было создано культурным подразделением Тюркского совета TÜRKSOY (Международная организация тюркской культуры) в сотрудничестве с турецким музыкальным каналом TMB TV.

Вклад Турции в победу Азербайджана на полях сражений также усилил позиции Анкары в Центральной Азии. В конце октября 2020 года, в разгар карабахской войны, Узбекистан подписал соглашение о военном сотрудничестве с Турцией. Через две недели после прекращения огня, согласованного 10 ноября, делегация министерства обороны Казахстана посетила 14-ю базу беспилотных летательных аппаратов Турции, чтобы осмотреть турецкие БПЛА Bayraktar TB2 и объекты их размещения. Казахстан выразил заинтересованность в покупке Bayraktar TB2.

Выводы 

Изменив правила игры на Южном Кавказе, Турция превратилась из транзитного государства в одного из основных игроков в евразийском регионе. Анкара, вероятно, извлечет выгоду из своего нового положения и престижа, направив больше усилий на углубление экономического сотрудничества в области безопасности с государствами Центральной Азии. Таким образом Турция сможет поддерживать баланс сил между Россией и Китаем в евразийской архитектуре. С позиции большей геополитической силы Турция может принять решение изменить свое нынешнее отношение к политике Китая в Синьцзяне и оказать давление на Пекин, будучи влиятельным игроком формирующейся евразийской архитектуры. Выигрывая от своего включения в китайскую инициативу ”Один пояс — один путь” по всей Центральной Азии, Турция, вполне вероятно, переиграла Китай в Азербайджане, усилив свое влияние в качестве евразийской державы.

You May Also Like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *