В Таджикистане началась подготовка к парламентским выборам

Правящая Народно-демократическая партия Таджикистана запустила процесс подготовки к будущим парламентским выборам. Другие партии также намерены подключиться к предвыборной гонке, хотя некоторые из них отмечают, что не испытывают должного оптимизма. Об этом пишет Радио Озоди.

Начало конца политического сезона

Предвыборную гонку в Таджикистане можно считать открытой. 27 сентября правящая Народно-демократическая партия Таджикистана провела заседание Центрального исполнительного комитета, где среди прочих вопросов обсуждалось участие в предстоящих парламентских выборах. Заседание проходило под руководством главы государства и партии — Эмомали Рахмона, а также с участием членов правительства, которые по совместительству также являются членами партии.

Пресс-служба президента Таджикистана 27 сентября сообщила, что глава государства выступил на заседании и рассказал о подготовке партии к политическим мероприятиям, связанными с выборами в Маджлиси оли, а также в местные маджлисы народных депутатов. В частности, Эмомали Рахмон подчеркнул важность продвижения наиболее сильных кандидатов. «Мы должны выбрать лучших для последующих пяти лет работы (парламента — ред.)», – отметил Рахмон.

В официальном сообщении пресс-службы президента говорится, что соответствующим структурам поручено подготовиться к проведению выборов на должном уровне, с соблюдением принципов демократии, прозрачности и свободы. Правящая НДПТ планирует провести партийный съезд уже в декабре.

Другие партии также начинают партийные мероприятия с целью подготовки к выборам, и стараются не отставать по графику от правящей президентской партии.

Противоречивые ожидания

Председатель Демократической партии Таджикистана Саидджафар Исмонзода отметил, что они провели заседание политического совета партии, где поручили главам партийных структур на местном уровне подготовить список кандидатов для парламентских выборов и подготовиться к съезду партии, который состоится в середине декабря. Глава ДПТ признается, что конкурировать с правящей партией будет сложно, тем не менее, выражает надежду, что их партия займет депутатские места. «Конечно, мы бы хотели занять 50-51% мест в парламенте, но у нас имеется жесткая конкуренция, особенно с правящей партией. Большинство чиновников, влиятельных лиц и членов правительства являются членами этой партии. Поэтому у них намного больше возможностей, хотим мы этого или нет, государственный механизм для продвижения партии будет использован. Тем не менее, мы планируем как минимум получить 10% мест в парламенте», – говорит Исмонзода. Депутат нижней палаты парламента отмечает, что предстоящие выборы должны пройти более прозрачно, и поскольку их партия в течение 5 последних лет активна в обсуждении социально-экономических вопросов, общество должно ее оценить по достоинству.

Глава Партии экономических реформ Олим Бобоев также заявил, что его партия начала готовиться к выборам в парламент. Он высказал еще более оптимистичный прогноз от участия в выборах. «По предварительным опросам, которые проводит наша партия, мы должны как минимум набрать 12-15% голосов избирателей. Список лиц будет предоставлен на съезде, в начале декабря этого года», – отметил Бобоев. По его словам, на данном этапе их партия не испытывает никаких сложностей, но возможно они возникнут в процессе сбора подписей.

Председатель таджикских коммунистов Мехродж Абдуллоев отметил, что их партия еще не проводила заседаний, но уже начала рассматривать предварительные списки. «Сейчас мы проводим проверки, ведем работу с местными властями и внутри партии. Пока невозможно сказать, сколько голосов мы сможем получить, поскольку не проводили еще опросов и бесед», – рассказал Абдуллоев. Он также отметил, что Коммунистическая партия Таджикистана не сталкивается ни с какими сложностями и будет в обычном режиме готовиться к выборам после съезда, который пройдет в начале декабря.

Однако не все партии рассматривают предстоящие выборы с особым оптимизмом. Амният Абдулназаров, замглавы Социал-демокртической партии Таджикистана, которую эксперты считают единственно-оппозиционной в стране, отметил, что они еще не приняли окончательного решения о своем участии в выборах. «Для оппозиционной партии в Таджикистане, особенно в экономическом плане, очень сложно осуществлять свою деятельность. Кроме того, население практически утратило доверие к прозрачности этих выборов. В самой партии есть мнения о том, что нет смысла участвовать в непрозрачных и несправедливых выборах. Поэтому окончательного решения мы еще не приняли», – сказал Абдулназаров. По словам оппозиционного политика, вопрос их участия будет зависеть от их экономического и политического положения.

Без политической интриги

Парламент Таджикистана в послевоенные годы в основном состоял из представителей президентской партии и за годы своей деятельности среди экспертных кругов приобрел нелестную репутацию «управляемого парламента». На выборах 2015 году в этот орган не прошли главные на тот момент оппозиционные партии – Коммунистическая партия Таджикистана и запрещенная ныне в Таджикистане Партия исламского возрождения, которые ранее имели по 2 представителя. Тогда же Народно-демократическая партия получила 62,5 % голосов, Аграрная партия 11,8%, Партия экономических реформ 7,6%, и Социалистическая партия – 5,5%. Остальные партии не преодолели 5 процентный барьер. Если в те времена главной интригой выборов эксперты отмечали борьбу за второе место, то сегодня этот вопрос все еще остается открытым.

Абдуманон Шералиев, обозреватель из Таджикистана в письменном ответе для Радио Озоди отметил, что предстоящие выборы будут значительно отличаться от предыдущих. «Несмотря на то, что и тогда население знало, что правящая партия выиграет, все же наличие оппозиции и создание разных коалиций согревало политическую сцену и давало надежду избирателям. Сейчас весь процесс будет напоминать выборы в Туркменистане или Узбекистане каримовской эпохи, направленный не на внутреннюю аудиторию, а на внешнюю», – говори Шералиев. Вместе с тем, по его словам, интрига остается в вопросе передачи власти сыну президента Рустаму Эмомали или его дочери Озода Рахмон, а также вызове перед которым могут оказаться власти Таджикистана в случае если Москва затеет свою игру.

Этой позиции оппонирует таджикский политолог Абдугани Мамадазимов, который считает, что несмотря на некоторые изменения во внутренней политике, светские силы имеют возможность для политической конкуренции. «После референдума 2016 года в Таджикистане запрещено создавать партии на религиозной основе и на политической сцене остаются 7 политических партий. Если они смогут формировать хорошие программы и воспользоваться поддержкой разных политических и финансовых групп, то возможно мы станем свидетелями политической конкуренции, если не между 7 партиями, то хотя бы между двумя», – говорит Мамадазимов. По его словам, об этом точнее можно будет сказать после того, как партии проведут свои съезды.

Выборы в законодательный орган в Таджикистане намечены на март 2020 года. Осенью этого же года планируется проведение президентских выборов. В проекте бюджета за 2020 год предложенный правительством на организацию и проведение парламентских и президентских выборов выделено 80 миллионов сомони (чуть больше 8 млн долларов).

Стоит отметить, что за прошедший период ни одни выборы в Таджикистане не признаны западными институтами свободными и демократическими.

You May Also Like

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *